Опта

В мрачной келье сгорбившись сидел седобородый старик. В свете тусклой лампады он лепил шарики из кала.
Один за одним он расставлял их на небольшом выступе стены. По потолку плясали тени. Атмосфера удушья и запах нечистот лишь подчеркивали  черную обстановку. Что поделать, таково послушание. Звали старика Илидор.
Неожиданно в коридоре раздались шаги. Затем настойчиво постучали в дверь. Седой чернец не успел отложить свое занятие, как в его темноту завалились военные и несколько гражданских в сопровождении трех местных монахов.
Один из послушников молвил: «Батюшка, тут к тебе из Москвы, дело срочное». Некто из тучных в форме подался вперед и пробасил: «Отец, мы там из сил уже выбились, всё перепробовали, мочи больше нет, погибаем...»
Только теперь старик поднял глаза на наглую делегацию. Он вздохнул, поставил последний шарик и тихо, хрипло сказал: «Знаю, знаю беду вашу… Дела вот только свои не успел», - рассеяно провел рукой по шершавой стене монах. «Однако и медлить нельзя - третьего дня явился мне разбойник Опта, в образе инока, да велел чадам заблудшим подсобить...»
Казалось делегация бесшумно выдохнула.
«Только будет условие!» - нахмурил он густые белые брови.
«Это мы всегда, это что угодно, вы только...» - Забубнили толстяки.
Седоглавый окинул их строгим взглядом и делегация замолкла.
«Всё должно быть в строгости по-моему, молитва она порядок любит».
«Это мы всегда, это как скажите» - Вновь встрепенулись военные.
«Ну тогда в путь», - отрезал старец и поднялся со своего места. По келье разнесся неприятный звук, отдаленно похожий на шелест сухой соломы. Кроме монахов присутствующие не догадывались, что это захрустели вериги, они разрывали старческую кожу под подрясником. Ни одна морщина не дрогнула на лице чернеца.
Выходя из здания монастыря старец поинтересовался, кто среди служивых главный? Ответил самый толстый из генералов. Отошли в сторону и минут пятнадцать тихо общались. Генерал внимательно выслушивал наставления, изредка уточняя детали. Затем поспешили по машинам.
План патриарха Кирилла состоял в следующем: воплотить в жизнь эту полумифическую историю начала Великой Отечественной, когда Москву облетел самолет с чудотворной иконой. Да не просто воплотить, а сделать лучше, модернизировать. Вместо иконы поместить в вертолет всамделешнего святого старца. Однако владыка не учел, что Илидор подойдет к процессу со всей ответственностью. От истории с явлением инока патриарх сразу отмахнулся, некогда было придаваться дремучему мистицизму: церкви, пастве и президенту нужен был отчет о проделанной работе. Тем не менее распоряжения чернеца следовало выполнить точно, а для этого конструкцию вертолета необходимо усовершенствовать. Идея состояла в том, что старец должен был как бы парить над столицей. Безумие, но деваться некуда. Буквально за пару часов техники соорудили конструкцию, позволяющую подвесить Илидора за бортом, накрепко привязав его ремнями к стальной основе, таким образом, чтобы руки были свободны, а ступни и вовсе болтались в небе. Положение тела старца должно было быть максимально естественным, как будто он прогуливается по облакам.
И вот поднявшись на вертушке ввысь, при помощи лебедки и системы тросов старик выехал из кабины и завис в воздухе, раздираемый ветром.
Иван вышел из подъезда, с удовольствием втянул ноздрями свежий воздух, протяжно выдохнул и окинул взглядом пустую улицу. Наступил третий месяц самоизоляции, но власти, слава богу, не стали свирепствовать и разрешили выходить в магазин за самым необходимым. Направившись к «Пятерочке» он получал откровенное удовольствие от своей непродолжительной прогулки. Шутка ли, сидеть целыми днями взаперти и духоте, когда за окном бушует и искушает май. Иван шагал не торопясь, стараясь уловить взглядом распускающиеся листочки, свежую траву, услышать птичий гам… все то, что обычно не замечается в повседневной суете между работой и сном. Когда до магазина оставалось метров тридцать на голову что-то капнуло. А потом еще раз. «Черт побери!» - В сердцах, но тихонько возмутился Иван, а потом вспомнил: «Это же вроде на удачу, ну, когда птицы это самое». Он остановился и дотронулся до макушки. В волосах было нечто липкое и склизкое. Иван понюхал пальцы и с удивлением отметил, что они одновременно пахнут фекалиями и ладаном. То есть запах отталкивающий, но в то же время в нем есть приятные нотки.  Да чтоб тебя, произнес он вслух и полез в карман за платком.
...Вертолет с подвешенным Илидором кружил над столицей. По указанию чернеца нужно было трижды облететь город в пределах МКАД. От чудовищного ветра борода старца часто застилала лицо, что не мешало ему периодически запускать руку за пазуху, доставать оттуда шарик и класть его в рот. Свою заготовку он тщательно прожевывал, а затем размыкал челюсти. Таким образом получившийся химус свободно вытекал из ротовой полости, частично оседая на бороде. Тем не менее основная масса капала вниз и подхваченная ветром разносилась повсеместно.
Одновременно с этим из-под рясы редким белым снегом сыпались чешуйки кожи старца и в вихре улетали в неведомое.
Спустя сутки эпидемиологическая ситуация в столице улучшилась, количество заболевших и умерших впервые за долгое время сократилось.
А там, под покровом монастыря чернец катал свои шарики и улыбался иноку Опте.
пуст

неизбежность

и триллионы лет протекли
как миг
майским дождём, закатов светом алым
в сотнях огней
тех далёких звёзд, что теперь
щедро нам светят лишь из редких грёз
и помогали им изо всех
мы сил
к центру таблицы двигая металлы
сотней огней
сам светил на этом пути
пепел уже давно сгоревших звёзд
(с)

с путиным против путинизма!

до конца


вместе против путинизма
с путиным вместе с родным
с нами наша отчизна
сладок отечества дым

вместе против путинизма
мы будем стоять до конца
путина-батьки харизма
вдохновляет любого бойца

вместе против путинизма
в авангарде наш президент
дрожи, диктатура цинизма!
бойся продажный мент!

alien

алешенька

алешенька прибыл с далеких планет
проголодался и очень замерз
алешенька знает один секрет:
россия - это огромный Озерск

алешеньке дали водку и лук
сказали: вот дорогой, поешь
алешенька издавал ультразвук
в пространстве и времени делал брешь

алешеньку в баньку свели затем
блестел под звездами снега мох
алешенька розовел и потел
в прорубь нырнул и внезапно сдох

и женщина была...

* * *

и женщина была ангелом была демоном была духом
но и эти помосты, сцены и троны рухнули
и женщина стала старой стала усталой старухой
а я стал Ван Гогом но опоздал со своим отрезанным ухом

в руках, я пытался его принести ей как лучший образ
чтобы она заплакала полюбила отправила в сторис
потому что первая так бы и сделала, она поняла бы метафору
а вторая лишь плюнула в это ухо, как в душу автору.

(no subject)

человек бежит от одного тоталитаризма к другому
но весь этот побег не что иное, как побег от самого себя
всю свою историю человечество только и делает, что бежит от себя
как в прямом, так и переносном смысле
как в прямом, так и в переносно смысле

радужная белка

мне приснилось, что меня укусила бешеная радужная белка
в смысле окрас у нее был радужный.
во сне я понимал, что умру, если не обращусь к врачам.

валера л

валере литовцу.

по тюрьмам
по трюмам
по БУРам
на хмуром
но вдруг на воле

шпана предложила соли
отнекивался сколько можно
сам себе вызывал неотложную
а потом уехал еще на девять
не просить не бояться не верить.